НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   СЛОВАРЬ РЫБОВОДА    КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Н. М. Ярцев. Краснуха чебачка, сазана и карпа в озере Иссык-Куль (1963 г.)

Институт биологии АН КирССР, Фрунзе

Основным рыбопромысловым водоемом Киргизии является оз. Иссык-Куль, дающее в настоящее время около 10-12 тыс. ц рыбы. Если учесть, что 90% улова составляет малоценный чебачок и лишь 10% - чебак, маринка, осман и сазан, то становится понятной необходимость реконструкции ихтиофауны этого водоема. В 1958 г. в Иссык-Куль были завезены икра судака из оз. Селигер и производители из р. Урал. В 1956-1957 гг. завезен лещ из Аральского моря, а с 1958 по 1962 г. в озеро систематически выпускался карп из Фрунзенского рыбхоза.

Реализации мероприятий по увеличению рыбных запасов в озере в значительной степени мешают заболевания рыб, особенно инфекционные, изучением которых в этом водоеме до 1963 г. никто не занимался. Между тем такие заболевания у иссыккульских рыб стали возникать одновременно с появлением в озере вселенцев. Так, после завоза карпа появилась рыбья оспа. Вместе с судаком завезена язвенная болезнь. Особенно опасной и значительной по своим последствиям явилась эпизоотия краснухи чебачка, сазана и карпа весной и летом 1963 г.

Она явилась завершающим этапом развития ранее возникшего в озере очага инфекции. Впервые же краснуха проявилась весной 1960 г. в северо-восточной части озера, в Калгановом затоне, где в это время, по сообщению рыбаков, весь берег был устлан погибшим сазаном. Этот случай в то время объясняли отравлением рыбы раствором креолина, попавшим в затон из ванн для купки овец. В последующие годы, однако, эпизоотия продолжала повторяться, распространяясь по акватории озера и захватывая другие виды рыб. Тем самым опровергалось предположение о причинах гибели сазана в 1960 г.

Весной 1962 г. заболевание сазана наблюдалось уже в Николаевском затоне и на отмелях, расположенных по соседству с Калгановым затоном. Болезнь распространилась и на карпа.

Характерно, в этой связи, дальнейшее развитие эпизоотии. К началу лета заболевание сазана и карпа прекратилось, но в середине лета 1962 г. в поверхностных слоях мелководья заливов северного берега, в районе сел Григорьевки, Чолпон-Ата, Орнок-1, появились небольшие группы больного чебачка. У рыб была нарушена координация движений. Отмечалась гибель рыбы. К осени больные чебачки исчезли, но в середине декабря в поверхностные слои мелководья не только указанных районов, но и заливов южного берега (Тамга, Тон) вышли большие косяки чебачков, которые находились в. каком-то полупарализованном, как бы коматозном состоянии: они вяло плавали в водной толще и легко отлавливались. В таком состоянии в этих местах чебачки находились до мая 1963 г. Обычно же на зимовку чебачок уходит на глубины до 150 м. Поэтому нахождение его у поверхности воды в это время года было совершенно непонятным.

Эпизоотия в 1963 г. ничем не отличалась от эпизоотии, наблюдавшихся в предыдущие годы, только была она более массовой. Так, начавшись в марте гибелью карпа и сазана, в апреле эпизоотия достигла наивысшего развития, а затем пошла на убыль. К середине мая гибель карпа и сазана прекратилась, но началась массовая гибель чебачка. В июне эпизоотия среди чебачка наблюдалась уже по всему озеру и сопровождалась массовой гибелью особей этого вида. В середине июня погибшие и больные чебачки встречались по всему озеру. На отдельных участках 3-4-метровая береговая полоса на протяжении до 1,5 км была сплошь покрыта погибшим чебачком. Заболевали и гибли в основном особи младших возрастных групп чебачка: годовики и двухлетки среди больных и погибших составляли 66%. трехлетки - 30% и особи старших возрастов встречались единично. С середины июня эпизоотия пошла на убыль и в начале июля прекратилась.

Заболевание карпа и сазана характеризовалось выходом их на мелководье прибрежной части озера, потерей реакции на приближающуюся опасность, лежанием на дне водоема до момента гибели. У больных чебачков отмечены потеря координации движений, выход в поверхностные слои воды с последующим всплытием на поверхность и гибелью. При наблюдении отмечалось, как из глубины один за другим появлялись чебачки (в течение получаса - от 40 до 200 экз.), которые производили характерные ломанно-замедленные плавательные движения хвостовым стеблем. Рыбы пытались уйти в глубину, метались в разные стороны, но неизменно выбрасывались на поверхность и погибали. Трупы их либо уносились волнами в открытую часть озера и обрастали сапролегнией, имитирующей причину их гибели, либо выбрасывались на берег, где уничтожались птицами-ихтиофагами или высыхали.

Патологоанатомическая картина свежепавших карпов и сазанов характеризуется экзофтальмией, у некоторых - ерошением чешуи, покраснением плавников, потемнением кожных покровов, гидротацией крови, увеличением и переполнением печени, почек и селезенки кровью, переполнением желчного пузыря желчью темно-зеленого цвета сиропообразной консистенции, наличием незначительной примеси крови в содержимом кишечника и его геморрагическим воспалением.

Изменения паренхиматозных органов у больных чебачков мало чем отличаются от таковых у сазанов и карпов, за исключением отсутствия асцита и переполнения желчного пузыря желчью. Изменения же кожного покрова самые разнообразные: у части (9%) на слизистой коже отмечались голубоватые пятна, у некоторых тело сплошь покрывалось сапролегнией (9%), но у большинства больных и свежепавших чебачков (82%) отмечались лишь подчешуйчатые кровоизлияния на латеральных и вентральных частях брюшка, под жаберными крышками и в глазном яблоке, диффузное покраснение грудных, анального и, иногда, хвостового плавников.

Паразитологические исследования больных чебачков показали наличие гиродактилезной инвазии, интенсивность которой находилась в прямой зависимости от изменений кожного покрова. На больных, имевших кровоизлияние, и на чебачках из сетного улова без признаков заболевания гиродактилусы обнаруживались единично. В то же время у рыбок, имевших поражение кожи, обнаружено от 40 до 200 паразитов. Чебачков, пораженных сапролегнией, следует отнести к числу больных с высокой интенсивностью поражения гиродактилусами, подготовившими почву для роста сапролегнии.

Таким образом, гибель всей массы чабачка в озере следует отнести за счет заболевания гиродактилезом, как это считали С. О. Османов и К. И. Иксанов, также занимавшиеся выяснением причины возникновения эпизоотии на оз. Иссык-Куль. Характер эпизоотии наталкивал этих авторов на мысль об инфекционной ее природе. Поэтому гибель карпа и сазана, на основании данных эпизоотологического обследования, клинической и патанатомической картин, была отнесена С. О. Османовым за счет заболевания краснухой. Бактериологические исследования им не проводились.

Для выяснения природы заболевания мы провели бактериологические исследования свежеотловленных больных карпов, сазанов и чебачков.

В нативных мазках, приготовленных из крови и внутренних органов этих рыб и окрашенных по Граму, обнаружена грам-негативная, короткая с закругленными концами палочка. В посевах из этих же органов через сутки на МПА появился рост выпуклых с ровными краями колоний, круглой формы, прозрачных с голубоватым оттенком в проходящем свете.

В мазках из этих колоний обнаруживалась палочка, идентичная с обнаруженной в исходном материале. После изучения ее морфологических, культурных и биохимических свойств установлено, что она идентична бактерии Pseudomonas punctata f. ascitae (по Шеперклаусу) или Achromobacter punctata (по Бердже), считающейся, по мнению А. К. Щербины, В. Шеперклауса, X. С. Горегляда и др., возбудителем краснухи карпов. Г. В. Эпштейном, М. А. Пешковым, Г. Д. Гончаровым и др. этот микроорганизм, как этиологический фактор в заболевании карпов краснухой, отвергается.

Поскольку этот вопрос спорный, мы считали необходимым выяснить, оказывают ли патогенное действие на здоровых карпов и чебачков выделенные нами штаммы псевдомонаса от больных карпов, сазанов и чебачков. Для этого была поставлена двукратная биологическая проба, в результате которой выяснилось, что выделенные штаммы P. punctata, как от больных карпов и сазанов, так и от чебачков, вызывают на 2-5 сутки гибель подопытных карпов после подкожного и внутрибрюшинного введения суточной бульонной культуры в дозе 0,3-0,5 мл. Чебачки погибали после введения той же культуры в дозе 0,1 мл. Пероральный и контактный методы заражения дали отрицательный результат. Внутрибрюшинное и подкожное введение 0,2-0,3 мл культуры вызывает гибель чебака на вторые, судака - на третьи сутки. Для сравнения, карпам вводилась паратифозная и кишечная культуры в дозах 0,5-3,0 мл, выделенные от теплокровных животных. Никакой реакции у подопытных рыб не наблюдалось.

Выводы

1. Гибель сазана, карпа и чебачка в оз. Иссык-Куль в 1960-1963 гг. происходила вследствие заболевания их краснухой, вызванной бактерией P. punctata f. ascitae. Гиродактилез чебачка явился наслоением на основное заболевание и усилил эпизоотию.

2. Впервые установлена восприимчивость чебачка Leuciscus bergi к краснухе карпов.

3. Инфекция проникла в оз. Иссык-Куль с одним из вселенцев - судаком, лещом или карпом.

Для ликвидации эпизоотии в оз. Иссык-Куль и предотвращения завоза инфекции вновь необходимо строгое соблюдение ветеринарно-санитарных правил перевозки рыб из одного водоема в другой*.

* (Дискутировавшийся до последнего времени вопрос о природе возбудителя краснухи (бактерии или вируса) разрешен в пользу вируса на состоявшемся в сентябре 1965 г. в Мюнхене Международном симпозиуме по болезням рыб (Ред.).)

предыдущая главасодержаниеследующая глава












© Злыгостев А.С., 2010-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ribovodstvo.com/ 'Рыбоводство'

Рейтинг@Mail.ru