НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   СЛОВАРЬ РЫБОВОДА    КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  









предыдущая главасодержаниеследующая глава

О криле, мезопелагических рыбах и Баренцевом море (Тимофеев С.Ф., Кольский филиал Мурманского морского биологического института) (УДК 595.383.1+597.5(269.45))

Предметом моих размышлений вот уже несколько лет является экосистема пела- гиали Баренцева моря. Я считаю, что ситуация, сложившаяся в последние годы в этом водоеме, наглядно демонстрирует возможные последствия планируемого широкомасштабного промысла мезопелагических рыб и антарктического криля, о чем написано в статье Н. И. Кашкина (Рыбное хозяйство.- 1989.- № 12.-С. 41-43).

Норвежские ученые (Sakshaug, Skjoldal, 1989) высказали предположение, что значение мойвы в Баренцевом море аналогично значению криля в Антарктике. И действительно, если проанализировать трофические связи в пелагиали Баренцева моря (Марти, Мартинсен, 1969; Панасенко, 1978; Орлова и др., 1988; Долгов, 1989), то обнаружится, что на мойву и эвфаузиид "замыкаются" очень многие рыбы, птицы и безпозвоночные. В настоящее время запасы мойвы, а также других пелагических рыб, таких как сельдь и сайка, сократились не без влияния промысла до критических величин. В связи с этим потребители указанных рыб должны искать другой пищевой ресурс. В пелагиали из таковых остались лишь эвфаузииды. Заходы путассу и мавролика в Баренцево море редки, приурочены к периодам усиления затока теплых атлантических вод (Григорьев, Боркин, 1986; Норвилло, 1989), вследствие чего они не могут считаться стабильным элементом кормовой базы. В поисках пищи, например, треска (основной потребитель мойвы и эвфаузиид) изменяет маршруты обычных кормовых миграций (Расс, 1986; Орлова и др., 1988) . Кроме того, у нее обнаружено усиление каннибализма: по расчетам ученых ПИНРО, в настоящее время треской ежегодно потребляется 2Х109 экз. собственной молоди, что соответствует одному богатому по численности годовому классу (Коржев, Третьяк, 1989). Увеличился пресс трески на пелагическую молодь других рыб, например морских окуней (Орлова и др., 1988). В некоторых районах моря треска питается исключительно эвфаузиидами. Но они не обеспечивают нормальной жизнедеятельности представителям тресковых даже среднего размера (Марти, 1980; Пономаренко, 1989; Тимофеев, 1990). В связи с этим, несмотря на, казалось бы, достаточное количество корма в виде эвфаузиид (по оценкам С. С. Дробышевой, 1985, в Баренцевом море годовая продукция рачков составляет 60-80 млн т), ситуация в море складывается катастрофическая. Она может еще более усугубиться, если в связи с отсутствием позвоночных хищников - планктофагов (усатые киты - где они?, численность морских птиц резко снизилась - Краснов, 1988), их нишу займут беспозвоночные, такие как гребневики и медузы. Это будет означать полную деградацию экосистем Баренцева моря, которые уже никакими запретами промысла (полными или частичными) восстановить не удасться. Ярким примером тому может служить биота Азовского моря.

Возвращаясь к статье Н. И. Кашкина и изложенным в ней мыслям, хотелось бы подчеркнуть, что посягательство на пелагические экосистемы чревато глобальными последствиями. Например, в Баренцевом море функционирование бентоса почти полностью определяется развитием жизни в толще воды (Милославская, 1961; Зенкевич, 1963; Марти, Мартинсен, 1969; Карпевич, 1985; Тимофеев, 1988). Поэтому, эксплуатируя пелагиаль, мы подрываем основу продуктивности бентали, а в итоге всего моря. В связи с этим в качестве рекомендации можно сказать следующее: в Баренцевом море какой- либо промысел целесообразен и экологически обоснован только по отношению к демерсальным рыбам (разумеется, не бесконтрольный и с соблюдением всех рекомендаций ученых). Аналогично с мезопелагическими рыбами. Достаточно вспомнить "лестницу миграций" (Виноградов, 1968), как сразу станет ясно, что, вводя широкомасштабный промысел этих рыб, мы тем самым обрекаем на голод и, по сути, на медленное вымирание глубоководные сообщества (и пелагические, и донные). Выход из данной ситуации правильно определен Н. И. Кашкиным: промысел только представителей высших трофических уровней.

Относительно антарктического криля: значение этого вида в функционировании экосистем Антарктики изучено достаточно подробно, и нет надобности повторять ставшие уже общепринятыми истины. Что же касается влияния промысла этих рачков на пелагические сообщества, то таких исследований, к сожалению, проведено еще очень мало. Однако и то немногое, что известно, позволяет сделать некоторые выводы. Во-первых, промысел криля отрицательно сказывается на пополнении многих рыб, поскольку прилов молоди в некоторых районах может достигать 3,8 % по численности и 8,1 % по массе от улова тралом (Slosarczyk, 1983; Williams, 1985). Во-вторых, под действием промысла меняется размерновозрастная структура популяций самого криля. Обнаружено, что воздействие трала неадекватно воздействию основных потребителей рачков - китообразных: киты выедали главным образом несозревших рачков (15-40 мм), тогда как тралом облавливается нерестовая часть (особи размером 40-60 мм) популяции (Латогурский, Маклыгин, 1982). И, наконец, совсем недавно сделана попытка анализа гипотетической ситуации в экосистеме Антарктики (Воронина, 1989). Н. М. Воронина достаточно убедительно показала, что, интенсифицируя промысел криля, мы "провоцируем" массовое развитие сальп, которые могут занять его экологическую нишу. Таким образом, рекомендации Н. И. Кашкина (в связи с вышеизложенным) выглядят вполне обоснованными и актуальными.

Закончить эту статью хочу словами В. Шеффера из его книги "Год кита" (2-е изд., 1988, с. 134-135), которые, на мой взгляд, весьма современны и могут служить своеобразным предупреждением: "Перебьем всех китов и будем есть планктон, который составляет основу пищевой пирамиды океана. Вместо каждого килограмма китового мяса будем добывать в море тонну микроскопических растений; пускай морское сено станет нашей пищей! Только учтите, что вкус у нее будет соответствующий, да и собирать ее из моря будет недешево: сено не вытащишь на палубу в виде компактной, прекрасно упакованной, готовой к употреблению пятидесятитонной китовой туши".

На заметку специалисту

Разработанные в ФРГ нитки из слабо скрученных мононитей сочетают в себе преимущества моно- и комплексных нитей. Сети, изготовленные из таких ниток, более эластичны. Они менее трудоемки в эксплуатации, отличаются лучшей уловистостью, меньше забиваются водорослями и другими плавающими предметами. Проведенные Институтом техники промрыболовства в Гамбурге исследования физических свойств мононитей и сравнимых по параметрам ниток из скрученных мононитей наглядно показали преимущества последних.

В 1972 г. фирма Du Pont (США) создала синтетическую арамидную нить "Кевлар", отличающуюся высокой прочностью и удлинением, не превышающим 4 %.

Датские фирмы использовали нити "Кевлар" в производстве плетеных канатов Combi-горе для разноглубинных тралов; веревки для оснастки прибрежных орудий лова; сетной нитки. Масса трала из кевларовых сетеполотен на 50 % меньше, чем аналогичного полиэтиленового трала. Сетное полотно из "Кевлара" в 2 раза дороже полиэтиленового, но разница в стоимости тралов может быть возмещена за 15 сут промысла.

Датская фирма выпускает сетное полотно, предназначенное для креветочных тралов, выполненное из сетеволокна "Кевлар". Диаметр нитки уменьшен вдвое по сравнению с сетным полотном обычного типа из полиэтилена, что позволило добиться снижения массы трала на 50 %. Конструкция креветочного трала изменена, чтобы "обойти" два основных недостатка нитки из волокна "Кевлар". Прочность узла увеличена на 50 % по сравнению с прочностью нитки.

Маркирование судовых трубопроводов (нанесение отличительных знаков) производится специалистами малярного цеха совместно с трубопроводчиками. Это одна из трудоемких операций, осуществляется она на стадии сдачи заказа и требует создания специфических условий: отсутствия сварочных работ в помещениях, наличия вытяжной вентиляции, поддержания определенных температур для высыхания красок.

Способ маркировки трубопроводов липкими лентами из синтетических материалов исключает малярные работы, прост в исполнении, вдвое сокращает трудоемкость, повышает культуру производства. Экономический эффект 2 тыс. руб. на одно судно.

Известная английская фирма Cosalt Ltd., специализирующаяся на производстве оснастки для нужд промышленного рыболовства, разработала и выпускает полипропиленовые канаты повышенной прочности марки HV-10 без увеличения диаметра или массы изделия. Такое улучшение технических характеристик достигнуто за счет изменения характера свивки каната, обеспечивающей его уплотнение.

предыдущая главасодержаниеследующая глава












© Злыгостев А.С., 2010-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://ribovodstvo.com/ 'Рыбоводство'

Рейтинг@Mail.ru